Рассказ «Ностальгия»

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
Разместил , 16 Апр.2017 / Нет комментариев

10 Просмотров

НОСТАЛЬГИЯ

 
Говорят, что с местом, где человек родился и вырос, его связывает не только память сердца, но и нечто большее.
Я родился в Ленинграде, на улице Замшина. Там прошли мое детство и юность. Там я окончил школу, впервые полюбил и познал женщину. И хотя последние годы я не покидал город, так уж вышло, что уже несколько лет мне не удавалось там побывать. Знаете, как это бывает, то одно, то другое, потом, опять же, не бросишь все только ради того, чтобы специально туда поехать и побродить по местам своего детства.
И вот, однажды, мне предстояло поехать на собеседование по поводу трудоустройства. Я хотел устроиться на завод имени Свердлова. Завод размещался на Свердловской набережной, это не далеко от Финдлянского вокзала, а жил я в ту пору на Руднева, у областной клинической больницы и самый удобный способ туда добраться, был 178 автобусный маршрут. Он как раз проезжал по Замшина.
Я помню, как от волнения у меня колотилось сердце, когда я проезжал мимо бывшего своего дома, мимо школы, где когда то учился, мимо тех мест, где прошли мои детство и юность. Их вид воскресил во мне давно забытые чувства. Я как будто на мгновение снова вернулся в детство. Почувствовал себя ребенком. И сердце так приятно и грустно заныло. Приятно оттого, что в памяти всплыло то далекое время, когда я по-настоящему был счастлив, а грустно, что оно прошло и больше уже не вернется. «Вот она, ностальгия», подумал я.
Я решил, что на обратном пути обязательно заеду и поброжу по местам своего детства.
Так я и сделал. Вышел за остановку до своего бывшего дома, на углу Замшина и Металлистов. Огляделся, закурил, и, не спеша, направился в сторону бывшей школы, дивясь происшедшим переменам.
А время меняет не только лица людей, но и местность. Особенно это бросается в глаза, когда много лет прожил на одном месте, а потом долгое время отсутствовал. И возвращаясь, начинаешь это видеть.
А из того, что было в годы моей юности, многого теперь уже не стало. Лишь здания остались стоять на своих прежних местах. А магазины, кафе, парикмахерские и другие заведения, расположенные в них ранее, либо исчезли вовсе, либо изменили свой облик настолько, что их было трудно узнать.
А ведь с каждым из них была связана какая то история. Каждый кустик, деревце, дом, что то напоминал. Был, своего рода, вехой, опознавательным знаком на карте прошлого, этаким путеводителем. Я шел, и, озираясь по сторонам, припоминал то одну историю, то другую. И даже начавшийся дождик не мог помешать мне в этом путешествии.
А не улице к этому часу легонько заморосило. Асфальт потемнел. Листва заблестела. Прохожие распустили зонтики и ускорили шаг.
Проходя мимо школы, я остановился, разглядывая ее. Прошло столько лет, а она совсем не изменилась, по крайней мере, внешне. Выглядела такой же серой, как и в годы моей учебы. Только теперь это была уже не школа, а педучилище. Школу закрыли лет пятнадцать назад, а здание передали в ведомство профтехобразования, которое и приспособило его под свои нужды.
Эх, школа, школа! Как бы мне хотелось заглянуть тебе внутрь, посмотреть, какой ты стала. Остались ли прежними твои длинные темные коридоры, по которым я любил носиться?
И меня словно что то потянуло. Я почувствовал притяжение, исходящее от ее стен. Как будто они издавали какой то мистический зов, словно звали меня,- приди. И, повинуясь этому чувству, обходя стороной лужи, я свернул на Антоновскую и пошел вдоль школы. Обогнул ее и вышел к фасаду.
На крылечке не было ни души, даже как то странно. В наше время такого не было, разве что только зимой, когда на улице свирепствовали лютые морозы. А так там всегда кто-нибудь околачивался, прогульщик, пережидающий время урока или опоздавший на занятия. «Странно», подумал я. И, едва я это подумал, как дверь, вдруг, распахнулась и из глубины здания высыпала толпа смеющихся девчонок, будущих педагогов. В руках у них замелькали сигареты и зажигалки. И мне сразу вспомнилось, как мы с мальчишками, вот так же, на переменках между занятиями выбегали на крылечко курить. «Боже, какое же счастливое это было время! А как давно это было!? Где они теперь, эти мальчишки? Ведь всем им теперь уже за сорок, как и мне. Да, летит времечко, летит», подумал я, оглядывая окрестности.
Как и прежде, справа от школы размещалась хоккейная коробка, служившая нам когда то футбольным полем, где мы с мальчишками гоняли в футбол. Только теперь она была выкрашена в ярко синий цвет. В мое время она была зеленой. Не стало там и железных ворот. И поле поросло травой. Вообще, чувствовалось какое то запустение. Даже стало не много обидно. И все равно, на душе у меня было светло. Я, наконец, понял, чего мне недоставало все эти годы. Мне не хватало этого воздуха. Этой атмосферы детства. Тех давно позабытых чувств, что ожили во мне благодаря этим родным школьным стенам, благодаря этой хоккейной коробке. Они вернули меня в прошлое, к самому себе, когда я был маленьким, воскресив во мне чувство радости и счастья. Я был доволен.
Постояв немного, я двинулся дальше. Вглубь дворов я решил не забираться. Боялся повстречать там кого-нибудь из своих старых знакомых. Если честно, ни кого не хотелось видеть. Я знал, что сулят подобные встречи. Знал, чем они обычно заканчиваются. Сценарий типичен. Начинается всегда с расспросов, как живешь, где работаешь, чем занимаешься, в общем, как дела и успехи. А какие могли быть у меня успехи? Ни каких заоблачных вершин в жизни я не покорил, ни чего не добился и не построил. Так что похвастаться мне было не чем. Поэтому заканчивались подобные встречи всегда одним,- душевным расстройством и пьянством в одиночестве. А мне этого не хотелось. Поэтому я решил не рисковать и не полагаться на случай. Последний, как известно, вещь коварная.
Миновав школу, я прошел меж кустов по вязкой от дождя тропинке и вышел к своему бывшему дому. Постоял немного на углу, между двух дубов, напротив бывшего ателье по ремонту электросчетчиков, где когда то работала мама. Теперь там размещалась аптека. Потом обошел дважды дом. Прошелся по двору, припоминая, каким он был в мое время, сравнивая с тем, каким он стал. Изменения были на лицо, причем, в лучшую сторону. Теперь он был более благоустроен. К имевшимся ранее железной горке и металлическим качелям, добавился роскошный деревянный терем, новая песочница и что то наподобие лабиринта. Несколько рядов петляющих стен, с тупиками и проходами, по которым блуждала детвора. Да, теперь им стало намного вольготней, было, где развернутся. Какое то время полюбовался старым дубом, который все так же бросал тень на бывшие наши окна, и, вздохнув, с чувством удовлетворения, направился к остановке.
Шел уже двенадцатый час дня. Дождь прекратился. Народу на остановке было не много, молодая девица, в вызывающе пестром наряде, старушка и супружеская пара. Я закурил и стал ждать автобус, раздумывая о прошлом. Точнее, о времени.
Раньше я как то об этом ни когда не задумывался. А сегодня, должно быть, под впечатлением пережитых воспоминаний, мне стало, вдруг, интересно, куда оно девается. Я мысленно охватывал огромный временной пласт, все свое прошлое, но не мог понять, куда оно исчезло. И главное, почему прошло так быстро и не заметно. Ведь еще вчера, казалось, я был ребенком, ходил в садик, потом в школу, ухлестывал за одноклассницами, дергая их за косички, простите за банальность, а сегодня мне уже за сорок. Метаморфоза превращения времени в ничто была не постижима. Время совершенно не ощущалось, как скажем, тлеющая сигарета, которую я держал в руке. Было не видимо, как дым, который клубился у меня перед глазами. И это было не понятно. Мой разум способен был фиксировать лишь то, что улавливал, что поступало к нему путем ощущений. Поэтому мне хотелось время почувствовать, ощутить его физически, как тлеющую сигарету или дым, но я не мог. Оно ускользало от меня так же незаметно, как и раньше, как десять и двадцать лет назад. Как будто его и не было. Даже смешно! Прожить сорок лет, не ощущая времени. Вот уж истинно говорят, «время лукаво». Тут меня отвлекли.
За спиной у меня послышались голоса, мужской и детский. Я машинально оглянулся. Это были ребенок лет шести семи, мальчик и мужчина, примерно одного со мной возраста. Лицо мужчины мне было знакомо. Я сразу его узнал. Это был мой одноклассник, Борис, а мальчик, как я догадался, был его сын. Я сделал вид, что не узнал его и поспешно отвернулся. Не хотел, чтобы он меня признал. Хотел даже уйти, но замешкался, решая, идти или остаться, а когда решил, было уже поздно. Потому что уже в следующее мгновение с лева от меня появилась Борькина физиономия. Должно быть, той доли секунды, на которую я обернулся, ему хватило, чтобы меня узнать. Секунда и он расплылся в улыбке.
— Сашка, привет,- воскликнул он, радостно улыбаясь.
— О… Привет,- улыбнулся я, изображая радость и удивление. Хотя, откровенно говоря, был больше не доволен, чем рад.
— А ты чего здесь делаешь,- спросил он.
— Так, мимо проезжал, дай, думаю, заеду. Давно не был,- сказал я, и, чтобы отвлечь его внимание от своей персоны, спросил его, кивая на ребенка.
— Твой?
— Да,- с гордостью, ответил Борис.
— И сколько ему?
— Через месяц семь будет,- сказал он и спросил меня,- как у тебя со временем?
— Да есть немного,- сказал я.- А что?
— Давай куда-нибудь пойдем, посидим. Столько лет не виделись! Поговорим хоть,- предложил он.
— Не знаю. Поговорить можно,- сказал я, придумывая повод для отказа,- а куда-то идти, в духоту, если честно, не хочется. Да ты и не один,- сказал я, кивнув на мальчишку, который в это время приблизился к отцу, обхватил его ниже пояса, и, задрав голову, внимательно на меня смотрел.
— Поздоровайся с дядей Сашей,- сказал ему Борис.
Тот поздоровался, кивнув головой, и прижался к отцу еще крепче.
— Привет,- ответил я,- как тебя зовут?
— Артем,- немного помедлив, ответил мальчик.
— Ладно, иди, побегай, мы тут с дядей Сашей поговорим,- сказал ему Борис. Тот, судя по реакции, воспринял слова отца с радостью. Тут же отбежал от него на несколько шагов, и, присев на корточки, стал ковырять, поднятым с земли прутиком, землю.
— Ты то как,- спросил Борис.
— Да ни чего,- сказал я, пожав плечами.– Помаленьку. А ты,- переадресовал я ему его же вопрос.– Женат, дети гляжу,- сказал я.
— Да. Двое. Младший,- кивнул он на сына,- и дочь старшая, Анюта,- сказал он и хотел меня о чем то спросить, но я его опередил.
— Где работаешь,- поинтересовался я.
— В «Инвест-банке», коммерческим директором,- сказал он, удивив меня. Если честно, уж кого-кого, а его в роли коммерческого директора я лицезреть не ожидал. Да еще в таком известном банке. Насколько я помнил, в школе он не какими дарованиями не блистал. Был, как все, заурядной, серой мышкой.
— Ну, а ты, женат, дети,- спросил он меня.
Я отрицательно покачал головой.
— Что, и не был,- удивился он.
— Не-а,- протянул я.
— Ну, ты даешь,- удивился он еще больше,- а чего так?
— А зачем,- усмехнулся я, нарочито.– Зачем себя обременять? Семья, дети. Это дело такое,- сказал я, подбирая слова,- тут, каждому свое,- сказал я.– Это не для меня,- добавил я, напустив на себя ложную браваду. Хотя, в глубине души думал иначе. И сказал так нарочно. Пусть лучше думает, что я из тех людей, кто не желает связывать себя семейными узами. По крайней мере, этот образ не сильно противоречил моему юношескому амплуа, человеку во всех отношениях беззаботному и независимому. Так мне было легче. Это избавляло меня от массы унизительных вопросов. В конце концов, не мог же я ему признаться, что попросту просрал свою жизнь просто так, гоняясь за миражами. Я и так был готов сгореть со стыда и проклинал себя за свое любопытство, за то, что оглянулся. И хотел как можно скорее от него избавиться, но не знал, как это сделать.
К счастью, краем глаза я заметил приближающийся автобус и решил этим воспользоваться. Нужно только выяснить, куда Борька едет. А дальше, все просто, скажу, что мне в другую сторону.
— А куда тебе ехать,- как бы, между прочим, спросил я.
— На Шоссе Революции, к матери. Машина на СТО, вот, приходится на автобусе,- смущенно, сказал он.
Насколько я помнил, на Шоссе Революции ходил 137 автобус. Значит, мне подходил любой, кроме 137. Я уже успел не заметно рассмотреть номер приближающегося автобуса. Это был 107. Он хоть и ходил только до Пискаревки, но меня это устраивало. Скажу, что поеду с пересадкой, решил я.
— К мамане, это хорошо,- сказал я.– А я домой. Кстати, какой то автобус идет,- добавил я, кивая на приближающийся автобус.
Борис на секунду оглянулся.
— 107,- сказал он.
— Мой,- соврал я, и, не давая ему время сообразить, стал прощаться. – Ну, ладно Боря, давай. Рад был тебя видеть. Жаль, что поговорить не удалось, но…- сделал я многозначительную паузу, разведя руки,- время. Увы, опаздываю,- снова слукавил я, протягивая ему на прощание руку.
— Ну, давай,- бодро сказал он, пожимая мне руку.– Как-нибудь еще увидимся.
— Конечно,- сказал я, садясь в автобус, с чувством облегчения. Затем двери захлопнулись, автобус качнуло, и он поехал, увозя меня от моего счастливого прошлого, в несчастливое настоящее.

Оставить комментарий

:wink: :twisted: :smile: :sad: :neutral: :mad: :lol: :exclaim: :evil: :eek: :cry: :cool: :confused: :biggrin:



Понравилась статья, порекомендуй другу!



Литературная страница Александра Иванова